Бухенвальд: они погибли, чтобы жили мы

Есть в полутора часах езды от Лейпцига, в Тюрингии, небольшой, но очень симпатичный и интересный город Веймар, в прошлом – крупный центр культуры и просвещения. Здесь жили и работали Гёте, Шиллер, Бах, Лист, Ницше. Художники, композиторы, писатели и поэты, мыслители…

И тем более странно и дико, что всего в десяти километрах от этого чудесного городка, многие годы продвигавшего идеи гуманизма и свободы, находится одно из самых страшных мест, одно из чёрных пятен в истории Германии – концентрационный лагерь Бухенвальд. Наверное, каждый ныне живущий должен посетить это печально известное место, чтобы проникнуться его гнетущей атмосферой и лучше понять, что одни люди могут творить над другими, на какие зверства они способны (да и люди ли это?). Понять и постараться сделать всё возможное, чтобы подобное никогда не повторилось.

КЦ Бухенвальд был создан в 1937 году. С 1937 по 1945 годы в лагере содержалось 250 тысяч заключенных, 56 тысяч из которых были уничтожены. В отличие от Дахау и Освенцима, в Бухенвальде не было газовых камер, но и без них нацистский режим находил самые разные возможности, чтобы мучить и убивать узников. Это и голод, и холод, и жуткие медицинские эксперименты, и расстрелы, и пытки, и рабский труд, и болезни.

Не буду останавливаться на истории КЦ Бухенвальд – этой информации довольно много на просторах Интернета. Расскажу о том, что сегодня можно увидеть в тихом буковом лесу Бухенвальде в окрестностях Веймара. Сегодня на месте бывшего лагеря открыт Мемориальный комплекс. Вход туда свободный, но за 5 евро в информационном центре перед главным входом можно взять аудиогид. Его программа записана на многих языках мира, в том числе и на русском. Аудиогид подробно рассказывает обо всех пунктах на территории лагеря, показывает фото и даёт краткую письменную характеристику, с цифрами и архивными данными, о событиях в КЦ Бухенвальд. Кроме того, в программу встроен GPS-навигатор, с точностью до метра определяющий вашу локацию на большой территории лагеря, что позволяет аудиогиду рассказывать вам в данный конкретный момент времени именно об этом участке Бухенвальда.

Посетителей лагеря встречает известная всему миру надпись, выкованная на внутренней стороне лагерных ворот: «Каждому своё». Надпись – жестокая насмешка над человеком, выдернутая из постулатов римского права, была призвана доказать поступающим сюда узникам, что они получают лишь то, что заслужили. Что это самое «своё» для них – это страдания, страх, боль, издевательства, унижения и смерть.

Все бывшие бараки на территории лагеря сегодня разрушены. Их намеренно не восстанавливают – видимо, чтобы ни у кого никогда не возникло преступного соблазна вновь их использовать. На месте бараков установлены памятные таблички с указанием, кто здесь содержался – советские военнопленные или евреи, болгары или поляки, цыгане, коммунисты, женщины, подростки, представители сексуальных меньшинств. Над последними в лагере проводились особые медицинские эксперименты, довольно жестокие, по «исправлению» их физиологических наклонностей.

Кроме того, в лагерной клинике проводились многочисленные опыты и над другими узниками. Их намеренно заражали тифом, туберкулезом, оспой, травили ядами, изучая их действие, тестировали на них вакцины. Большинство из зараженных не лечили, лишь наблюдали за течением болезни, и, понятно, что выжили единицы. И, тем не менее, узники стремились попасть в лазарет, считая, что так подвергнутся меньшим мучениям. Серое мрачное здание лагерной клиники и сегодня стоит в Бухенвальде.

Сохранились самые жуткие места Бухенвальда – крематорий, подвал с крюками, на которых вешали узников, дезинфекционная камера, наводившая страх на всех вновь прибывших внешней похожестью на газовую, наблюдательные вышки, забор из колючей проволоки. На «салазках» печей в крематории – всегда живые цветы, а его холл увешан табличками с фамилиями жертв и прощальным словом, которые установили родственники погибших. Таблички на разных языках, есть и на русском. И на нескольких языках посетителей призывают соблюдать тишину в крематории, потому что это – символ могилы узников лагеря. Жертвы не были преданы земле, чтобы ничто не напоминало о них нацистскому режиму, и для родных бывших заключенных – это единственное место, куда можно прийти, как на кладбище, и почтить память близких.

Есть в Бухенвальде и расстрельная камера – её восстановили уже специально для мемориала. Она представляет собой узкую кабинку, в которую узников заводили якобы для измерения роста. Через отверстие на уровне затылка ничего не подозревающий человек получал пулю…

В восстановленном на территории лагеря 3-этажном здании кладовой работает постоянно действующая выставка, рассказывающая об истории лагеря и мемориала. Здесь можно увидеть ветхую одежонку интернированных, предметы их быта, деревянные башмаки – основную обувь узников, от которых ноги распухали и постоянно кровоточили, страшные пыточные инструменты, тачку, на которой вывозились трупы, фотографии истощенных заключенных, от которых остались только кожа да кости, архивные документы. А аудиогид расскажет вам и о том, чего на выставочных стендах нет – например, об изделиях из кожи заключенных или засушенных человеческих черепах, которые эсесовцы брали себе в качестве сувениров, об отсутствии воды даже для питья, не говоря уже об обеспечении гигиенических нужд, о страшном голоде, спасаясь от которого заключенные добровольно бросались под автоматы охранников. Слушать всё это, видеть и при этом не плакать – невозможно.

День, когда я посетила Бухенвальд, выдался туманным. И в промозглой декабрьской дымке, в тумане, окутавшем лагерь, Бухенвальд выглядел еще страшнее. Казалось, что это летают над ним души замученных людей, которым так больно и тяжело, что они и после смерти не найдут покоя. Туман клубился над трубой крематория, окутывал колючую проволоку, прятал булыжные насыпи вокруг бывших бараков и верхушки наблюдательных вышек. А вокруг лагеря темнел лес. Обычный мирный лес с опавшей листвой. Буковый лес – Бухенвальд. И не верилось, что в этом лесу, этом тихом уголке природы когда-то творились чудовищные, непростительные вещи и гибли десятки тысяч людей. Но это всё-таки было. И это нужно помнить и обязательно показывать и рассказывать новым поколениям, которые почти ничего не знают о тех годах, о той войне и о тех жертвах. А ведь эти люди погибли, чтобы жили мы…

Жанна Мязина