Ларс Айдингер («Уроки фарси») на Берлинале: «Наше общество отравлено»

На Берлинале состоялась премьера драмы Вадима Перельмана «Уроки фарси». Человеческие отношения на фоне войны, желание выжить, дружба, предательство: Науэль Перес Бискаярт и Ларс Айдингер в главных ролях показали блестящую актерскую игру. Создатели фильма и актеры рассказали о съемках картины и о том, какую роль в ней играет языковая стилистика.

Псевдоязык на реальной основе

Особенность фильма – его интернациональность. Сценарий «Уроков персидского» был изначально написан сценаристом Ильей Цофиным на русском языке, переведен режиссером Перельманом на английский, а большинство актеров играли на немецком. Бельгийца еврейского происхождения сыграл аргентинец Науэль Перес Бискаярт. Интересно, что на момент съемок он не знал ни французского, ни немецкого.

Специально для фильма был разработан словарь с 600 словами на псевдофарси. За основу слов были взяты настоящие имена узников концлагерей. «Я немного стесняюсь, говоря на других языках, – сообщил Бискаярт. – Для меня сложнее играть на других языках – немецкий, французский. Я много репетировал, как произносить этот выдуманный язык».

Ларс Айдингер (Клаус Кох) признался, что его коллега Науэль много помогал ему во время съемок и отметил его языковой талант: «Он звонил мне и посылал сообщения на немецком. Я исправлял их, через несколько минут он звонил мне, и предложения звучали идеально».

Язык и стилистика играют в картине действительно важную роль. На фарси Кох позволил себе выражаться так, как не стал бы говорить по-немецки. «Он писал стихи на фарси. Ему задают вопрос, кто он. И вместо «хауптштурмфюрер Кох» он отвечает: Клаус Кох. С того момента он обретает человеческое лицо. Он искренне хотел найти друга», – объяснил Вадим Перельман. Глубоко в душе Кох догадывался о том, что Жиль не перс, а еврей.

Тема вне времени

Режиссер Вадим Перельман отметил, что в фильме «немцы изображены как роботы, как автоматы, которые лишь кричат». Перельман, по собственным словам, “очеловечил” их, добавив такие эмоции, как любовь, ревность, страх, и заставляет зрителя представить себя на их месте. «Возникает мысль о том, что ты мог бы оказаться в той же ситуации. Война может случиться в любой стране в любое время», – добавил режиссер.

Будучи немцем, Ларс Айдингер часто сталкивается с темой Второй мировой войны. Он признался, что ощущает чувство вины и что фильм помог ему переработать травму, связанную с войной. Говоря о событиях последних дней в Ханау, Ларс Айдингер сделал отсылку к тексту Стефана Цвейга, в котором упоминается «моральное отравление Европы» и под конец расплакался. «Наше общество отравлено ненавистью и враждебностью. (…) Иногда у меня появляется чувство, что это моя обязанность – бороться со злом. Я пытаюсь путем творчества понять себя, общество и своё место в обществе», – сказал он дрожащим голосом.

Мария Князева
Фото: Михаил Ващенко

Related posts