Цветы для Клары

К 200-летию со дня рождения Клары Шуман (1819–1896)

В этом году Германия отмечает особый юбилей – 200 лет со дня рождения Клары Шуман – композитора и виртуозной пианистки, восхищавшей своей игрой современников. Лейпциг имеет к этой дате прямое отношение: именно здесь родилась и прожила 25 лет эта удивительная женщина с непростой судьбой.

Рождение в музыку

В самом центре города, всего в нескольких шагах от старой ратуши, в доме с символичным названием «Высокая лилия» 13 сентября 1819 года появилась на свет девочка-вундеркинд Клара Жозефина Вик. Это был типичный для Лейпцига пятиэтажный бюргерский дом, в котором находился магазин музыкальных инструментов и музыкальная библиотека Фридриха Вика. Он стоял на углу улицы Ноймаркт 28 и Пройссенгэсхен и был разрушен во время Второй мировой войны.

Клара росла в музыкальной семье. По линии ее матери можно проследить несколько поколений музыкантов. Прадед Клары был известным флейтистом-виртуозом, дед – кантором хора, а мать, Марианна Тромлиц, концертирующей певицей. Игре на клавире она обучалась у Фридриха Вика, за которого в 1816 году вышла замуж. В этом браке родились пятеро детей. Первый ребенок умер, вторым ребенком стала Клара, вслед за ней появились трое ее братьев.

Фридрих Вик учился в лейпцигской Томасшуле, затем окончил богословский факультет Виттенбергского университета. Но зарабатывал он на жизнь, давая уроки игры на клавире и занимаясь продажей, ремонтом и настройкой фортепиано. Вик был строгим отцом и, по всей видимости, деспотичным супругом. Марианна развелась с ним вскоре после рождения младшего сына. Она ушла из семьи, оставив детей, и переехала в Берлин. Во втором браке у нее родились еще четверо детей. Забот у Марианны хватало, так что с со своими отпрысками от первого брака она виделась нечасто. Материнской любви и ласки Клара лишилась в раннем возрасте. С появившейся через четыре года мачехой, которая была на 20 лет моложе отца, она держала дистанцию, но со своими сводными сестрами Мари и Цецилией, а также с братьями и сестрами от второго брака матери Клара общалась и помогала им.

На момент развода родителей Кларе было пять лет. Она не разговаривала. Были серьезные опасения, что девочка немая. Отец посадил Клару за инструмент, и она чудесным образом начала говорить; музыка словно помогла ей раскрыться. Сразу стала заметна необычайная одаренность девочки. Вик, видя способности дочери, начал уделять занятиям с Кларой большую часть своего времени. Драгоценный камень таланта Клары стал получать профессиональную шлифовку и очень скоро заблистал всеми своими гранями.

В девять лет Клара уже играла на одном из концертов в Гевандхаусе. В 11 лет она дала в этой знаменитой филармонии свой первый сольный концерт. А затем начались организованные отцом гастрольные турне: Париж, Вена, множество немецких городов, встречи с известнейшими представителями той эпохи: Гете, Паганини, Шпор, Шопен, Лист, Мендельсон…

Музыкой Клара занималась каждодневно и по многу часов. Отец забрал ее из школы, чтобы экономить время и силы дочери для занятий музыкой. Учителя приходили на дом. Помимо клавира Клара играла на скрипке, училась пению, гармонии и теории композиции. К обучению девочки были привлечены лучшие силы Лейпцига: кантор хора св. Фомы, капельмейстер Гевандхаус-оркестра, известный певец. Неудивительно, что Клара сама стала сочинять музыку и в 14 лет написала концерт для фортепиано с оркестром a-moll. Позже появились цикл песен, фортепианное трио, три романса для фортепиано и скрипки и множество маленьких пьес, «нежных и очень музыкальных», как охарактеризовал их Роберт Шуман. Свой концертa-moll Клара исполнила в Гевандхаусе в 1836 году. Дирижировал Феликс Мендельсон. В Саксонском государственном архиве в Лейпциге хранится рукописный авторский экземпляр этого сочинения. Написанные рукой юной Клары нотные страницы можно принять за напечатанные – так они аккуратны, разборчивы, без единой помарки. Столь же чистой и безупречной была ее игра на клавире. Этой отточенности в исполнении требовал ее отец. Если он считал, что Клара недостаточно хорошо выучила произведение, то мог в сердцах разорвать ноты. Все помыслы Клары должны были быть ему известны. Отец приучил ее вести дневниковые записи, которые он регулярно прочитывал. Фридриха Вика можно представить излишне жестоким, лишившим свою дочь детства. Его называли тираном. Клара опровергала это обвинение. Спустя много лет она с благодарностью вспоминала, что занятия музыкой доставляли ей радость. Кроме того, отец заботился не только об ее творческих достижениях, но и о физической крепости: «…Я каждый день благодарю его; этой свежести, что есть во мне в столь преклонные годы, я обязана ему!», – писала Клара в 1894 году. Они совершали многочасовые пешие прогулки, посещали концерты и оперные спектакли. Для Клары музыка была той стихией, без которой она не мыслила своего существования. Возможно, только благодаря этой усердной работе, давшей стремительный взлет карьере, когда ее как пианистку ставили в один ряд с Листом, был заложен фундамент всей дальнейшей жизни. Клара всегда была востребована, никогда не бедствовала и смогла прокормить и своего гениального мужа, и их восьмерых детей. Занимаясь в зрелые годы педагогической деятельностью, Клара Шуман следовала методике своего отца, сожалея, что заслуги его были недостаточно высоко оценены. Среди учеников Фридриха Вика – его сын, скрипач Альвин Вик, который десять лет играл в одном из оркестров Санкт-Петербурга, дочь от второго брака Мари Вик, ставшая успешной пианисткой, и известнейший музыкант Ганс фон Бюлов.

Пришла пора, она влюбилась

Игра маленькой Клары служила прекрасной рекламой особенной методике ее отца. Ученики тянулись к нему. Так в конце лета 1830 года Вик стал заниматься со студентом Лейпцигского университета Робертом Шуманом. Его матери педагог обещал, что через три года Роберту не будет равных в исполнительском мастерстве. Роберт поселился в семействе Вика, которое к этому времени уже сменило адрес. С 1825 по 1835 годы они жили на пересечении Гриммаише штрассе и Рейхсштрассе. Этот дом не уцелел, но место его нахождения отмечено памятной доской из мейсенского фарфора с изображением изящной девичьей головки. Именно здесь двадцатилетний юноша стал достаточно часто видеться и общаться с девятилетней Кларой. Иногда они вместе отправлялись на прогулки, вечерами Шуман рассказывал детям Вика сказки собственного сочинения. Фридрих Вик не сомневался, что его ученика ждет блестящее будущее. Но у Роберта неожиданно начались проблемы с правой рукой, два пальца на которой перестали его слушаться. Врачи и сегодня не пришли к единому мнению о том, что это было за заболевание и чем оно могло быть вызвано. Его мечте играть на фортепиано так же виртуозно, как Паганини на скрипке, не суждено было осуществиться. Тогда Роберт обратился к сочинению музыки и литературному труду. Фридрих Вик помогал одаренному юноше найти свое место в мире музыки, который поглощал его целиком. Вполне вероятно, что несчастье, постигшее Роберта, вызвало у Клары живое участие, сопереживание, постепенно перешедшее во влюбленность. Чувство это скрывалось до тех пор, пока Роберт сам не обратил внимание на выросшую на его глазах Клару.

Ей исполнилось шестнадцать лет, когда они впервые поцеловались. Но узнав о возникшем влечении молодых людей и намерении соединить свои судьбы, отец сделал все, чтобы помешать не только встречам, но и переписке влюбленных. Несостоявшийся пианист и неизвестный молодой композитор, сочинявший музыку, которую не принимала публика, был не парой успешной и знаменитой Кларе. Но сама девушка, при всем уважении к своему отцу, все же решила пойти против его воли. Долгие разлуки и нечастый обмен тайными письмами и записками не помешали молодым людям идти к своей цели. В августе 1837 года была тайная помолвка, затем Шуман отправил Вику официальное прошение руки его дочери, после чего с ним состоялся бурный разговор. Фридрих Вик был непреклонен, и у него были на то причины. Вику были известны и любовная афера Роберта с его служанкой, и появление внебрачной дочери, и его сватовство к приемной дочери одного барона и отказ от венчания, когда выяснилось, что за ней не дают никакого приданого. Знал Вик и о проблемах с алкоголем и о том, что у Роберта неустойчивая психика и склонность к суициду. Какой отец пожелает своей дочери жениха с таким букетом недостатков! Скорее всего, он говорил об этом с Кларой, и она осознанно брала на себя роль спасительницы, ангела-хранителя, потому что верила в уникальный талант Роберта Шумана. Он мог раскрыться в полной мере только благодаря ее любви и поддержке. Когда Роберт в одном из писем назвал ее «милое дитя», она ответила, что он ошибается, если считает ее ребенком. Клара всей своей жизнью доказала, что она была сильной женщиной, обладавшей крепким физическим и психическим здоровьем. И, когда Роберт спросил ее, готова ли она идти до конца, чтобы быть вместе с ним, она ответила согласием.

В июле 1839 года Роберт и Клара обратились в Лейпцигский суд с просьбой разрешить им вступить в брак помимо воли отца невесты, которая была еще несовершеннолетней. Рассмотрение дела заняло больше года. В саксонском госархиве мне довелось видеть внушительных размеров фолиант этого судебного разбирательства. Там есть и гневное письмо Фридриха Вика, доказывавшего, что Шуман, как человек, не имеющий постоянного дохода, не сможет обеспечить семью. И ответное послание Шумана, обвинявшего Вика в злобной клевете, подтверждение того, что он является успешным издателем первого в Германии музыкального журнала, свидетельство присвоения ему университетом Йены звания почетного доктора философских наук. 1 августа 1840 года суд дал разрешение на брак. Можно представить, что пришлось за эти четыре года выдержать Кларе. Оказаться яблоком раздора между двумя близкими ей людьми. Но цель была достигнута: 12 сентября 1840 года в небольшой светлой церкви[1] в лейпцигском районе Шенефельд молодые люди обвенчались, поклявшись быть друг с другом и в горе, и в радости, пока смерть не разлучит их. Затем молодожены направились в усадьбу Цвайнаундорф, где они совершили прогулку по усадебному парку.

Елена Беленинова
Продолжение следует

***

Юбилею Клары в Лейпциге посвящены самые разнообразные мероприятия: выставки в музеях, лекции, экскурсии, концерты, театральные представления. Кульминацией празднования станет Шумановский фестиваль, который пройдет с 12 по 29 сентября. Дом Шумана откроет новую экспозицию и станет Музеем Роберта и Клары Шуман – первым в мире музеем музыкальной четы.

На открытии Шумановского фестиваля в Гевандхаузе 12 и 13 сентября вновь прозвучит музыка четы Шуман. В программе – Концерт для фортепиано с оркестром Клары Шуман и Весенняя симфония Роберта Шумана. За дирижерским пультом Андрис Нелсонс, а солировать будет Лаума Скриде, знаток творчества Клары Шуман и лучшая исполнительница ее музыки.

Подробности на cайте: www.clara19.leipzig.de

[1] Скромная деревенская церковь в Шенефельде (Gedächtniskirche Schönefeld) уцелела. Сейчас там проходят не только службы, но и концерты.

Related posts